Исцелении Гадаринского Бесноватого

Неделя 23-я по Пятидесятнице

В Евангелии есть повествование о том, как Господь Иисус Христос освободил от тяжкого недуга беснования несчастного человека, которого захватил в свою власть не один злой дух, а целый легион злых духов — этих врагов Божиих и врагов человечества.

Не можем, конечно, не обратить внимания на то место, где говорится, как злые духи, владевшие человеком, увидя приближавшегося Спасителя и поняв, что пришел конец их злобному насилию и мучению несчастного, — стали просить Его, чтобы Он позволил им войти в стадо свиней, пасшихся тут же на берегу озера. Свиньи для евреев означали нечистоту: выбор бесов пойти в стадо свиное говорит о том, что всё зло, которое мы творим, которому мы даем власть над собой – это именно осквернение и предельная нечистота. А предел этого порабощения мы видим опять-таки в судьбе свиного стада: оно погибло, ничего не осталось от него. Оно исполнило свое задание, и было уничтожено. Вот отношение сил зла к нам, к каждому из нас, ко всем нам в совокупности: к общинам, семьям, государствам, вероисповеданиям, – ко всем без исключения.

История с гадаринскими свиньями упоминается в чине оглашения Таинства Крещения. Во втором запрещении священник, адресуясь к дьяволу, говорит: «Отступи, познай свою суетную силу, даже над свиньями не имеющую власти: вспомни Повелевшего тебе по твоему прошению войти в стадо свиное». А дальше участники Таинства от слов переходят к делу: отрекаясь «от сатаны, и от всех дел его, и от всех ангелов его, и от всего служения его, и от всей гордыни его», крещаемый (или восприемник) дует и плюет на сатану в знак презрения к нему, к его бессильной злобе.

Эти силы бесовские можно назвать всеми названиями греха человеческого: если только мы даём власть в себе какому-либо греху, мы делаемся рабами греха . И если мы делаемся рабами греха, то перед нами участь этого человека: всю жизнь прожить как оружие зла на земле, в безумии, в страдании, в творении зла.

Живя в этом мире, человек со временем приобретает разного рода греховные наклонности, которые, если с ними не ведется упорная борьба, засоряют сердце и душу человека, так что он зачастую уже не в состоянии отказаться от привычного удовлетворения своих желаний.

Эти проявления могут выражаться в тяжелых зависимостях от пьянства, наркомании, табакокурении, от блудных вожделений и последующих за ними действий, от страсти гнева, в своем развитии выливающейся в неудержимую раздражительность и даже ярость, от исступленной зависти, обиды, необоснованной жадности и т. д. Это формы грубые, их невозможно скрыть от постороннего глаза. Но есть формы пристрастий, изящно замаскированные, о которых и сам человек не думает, как о каком-то зле, а живет «как все»: желание вкусно поесть, поразвлечься, поваляться вечером у телевизора или попусту листать страницы в интернете, посплетничать о соседе или начальствующих и т. п. Все эти страсти, пристрастия, грехи и мелкие грешки окутывают человека как сетями, и он становится их столь желанным пленником.

Жители города, узнав о том, что произошло, стали просить Господа отойти подальше от них. Не пригласили Его в свой город, а наоборот — стали Его умолять, чтобы Он ушел от них. И, как говорят св. Отцы — толкователи св. Евангелия, этот поступок был греховный, не добрый, потому что они (жители) испугались того, как бы этот неожиданный Чудотворец, пришедши к ним в город не нарушил бы привычный для них порядок их жизни. Они уже потерпели убыток, потеряв несколько тысяч голов скота, когда Он еще только приблизился к городу! Что же может получиться, если Он в самый город придет?! Это — пример корыстного страха. Нечто подобное бывает и теперь, когда человек как-то боится допустить Господа войти в его душу. Разве не слышатся иногда от православных христиан, примерно, такие речи: «Мы — не монахи! Разве можно от нас требовать то, что требуется от монахов и от духовенства? Мы — простые миряне». И когда они так настаивают на том, чтобы их внутренний мир ничем не был бы обеспокоен, на том, чтобы им не признавать за собой никаких духовных обязательств, — то они напоминают речь жителей города Гадары, которые вышли к Спасителю и просили Его удалиться от них подальше!

Господь, милостиво исполняя их просьбу, отошел от них, но вместо себя Он оставил воодушевленного проповедника — того, кого Он исцелил, и который потом по всему городу проповедовал о том, что сотворил ему Господь; проповедь его так сильно повлияла на народ, что, по словам Евангелия, когда Спаситель в следующий раз приблизился к этому городу, народ побежал к Нему навстречу, неся больных и прося их исцеления.

Мы можем себя увидеть в образе этого бесноватого, потому что каждый из нас во власти тех или других страстей. В ком нет зависти, в ком нет горечи, в ком нет ненависти, в ком нет тысячи других грехов? Мы все, в той или другой мере одержимы, то есть под властью темных сил, а это и есть их цель: овладеть нами, чтобы мы стали ничем иным, как орудием зла, которое они хотят творить и могут творить только через нас, но одновременно сделать нас не только творцами зла, но и страдальцами.

Мы с вами каждый день и не по одному разу произносим слова – не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Просим так, потому что знаем, что бесовская сила слабее Господа. Беда в том, что любовь к себе и своим свиньям в нас бывает сильнее, чем любовь к Богу. Мы еще соглашаемся почитать Еванеглие, сходить в храм, съездить в паломничество, почитать утренние и вечерние молитвы. Но когда приходит время расставаться со свиньями, то есть со своими грехами, в особенности – с любимыми, тут мы и начинаем просить Господа, чтобы он удалился от нас… . Например, «я это сделаю в другой раз» (подразумевается – а пока буду пасти своих свиней). Или – «почему все так категорично»? (Подразумевается – а как же жить без свиней?) Или – «а где в Евангелии прямо сказано, что так нельзя поступать»? (То есть – это у меня не свиньи, а зайчики, или хомячки – милые и симпатичные животные). А когда признаемся себе, что все-таки это свиньи, и что жить без них можно, и никаких оправданий тому, чтобы их пасти хотя бы еще небольшое время, у нас нет – тогда становимся объяты великим страхом, как те гадаринские жители.

Царство Божие, к которому Господь нас призвал, это такое состояние души, при котором Господь для нас действительно Царь, и воля Божия – это воля Царская. И наш Царь издал указ — каждому избавиться от своих свиней. Отпустим наших свиней добровольно, не дожидаясь, пока наше свиное стадо взбесится и потонет в море. Тогда и мы по примеру исцеленного бесноватого сможем рассказать другим, что сотворил нам Иисус.