Притча o безумном богаче

Неделя 26- я по Пятидесятнице

В Евангельском чтении, которое ныне предлагает нам Святая Церковь, дается нам Господня притча о богаче, стяжавшем себе многое состояние. Достигнут идеал земного благополучия… «Что мне делать? — в самодовольном недоумении вопрошает богач, — Некуда мне собрать плодов моих.»

И приходит к решению: «Сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое…» И дальше — сокровенное сердца: «И скажу душе моей: Душа! Много добра лежит у тебя на многие годы : покойся, ешь, пей, веселись… » Так говорил человеческий практический разум. Но Бог сказал ему:

“Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?” Открылось одно забытое обстоятельство: на земле последнее слово принадлежит смерти. «Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь» (слова многострадального Иова). Как карточный домик рушится все, что создал для себя человек, в пепел и прах обращаются и богатство, и счастье, и земная радость, и благополучие …

«Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет.» — заключает притчу Христос Спаситель.

Как часто нам хочется в жизни приобрести то одну, то другую вещь не потому, что в ней есть крайняя необходимость, а потому что она привлекательна на вид, приятна на ощупь, доставляет радость нашим чувствам. Однако, если мы так безумно предадимся рассмотрению чувств и будем делать и брать только то, что нам нравится, далеко ли мы уйдем? Постоянно развивающаяся жадность будет держать нас крепкими цепями возле своего богатства, так что шкаф не будет уже закрываться, и мы захотим купить новый, побольше… Так и богач, которого Иисус Христос назвал «безумным», стремился все делать ради себя.

Богатство в Боге… Вот для христианина путь, на котором сохранит он в вечности то, что теряется и гибнет во временной жизни.

Само по себе богатство — ничто. Но в каком-то смысле оно — талант… Талант, который, может быть или приумножен, или зарыт в землю. Или приобретен для вечности, чрез расточение в этой временной жизни, или, наоборот, утрачен в эгоистичном его сохранении…

Каждый день заботимся мы и об одежде, и о пище, и о прочих нуждах житейских. Но заботимся ли о том, чтобы «богатеть в Бога?»

В вечность может войти только то, что принесло плод любви. Если человек богат умом, сердцем, материальным достоянием, если все, что у него есть: весь ум, все сердце, всю крепость тела и души, все свое достояние он употребит на то, чтобы одних просветить, других утешить, третьих накормить — каждому всеять в душу хоть зернышко радости, надежды, благодарности, любви, тепла, то, когда он умрет, за ним пойдет в вечность богатая жатва, которая приносит плод в вечности.

Нам часто кажется, что жизнь станет лучше, если карманы будут набиты банковскими карточками, если по утрам мы будем завтракать черной икрой, а дом будет похож на памятник архитектурного искусства. Определенно, когда ты стремишься выбиться из бедности или ставишь себе цель заработать, то деньги на некоторое время сделают тебя счастливым, но потом, зачастую, получается так, что не ты имеешь богатство, а оно тебя. Как раз именно в погоне за деньгами теряется смысл жизни, постепенно превращая человека в раба своей собственной системы, ошибочно думая, что обогащение — это всё, что нужно для счастья. Но это счастье иллюзорно, а обилие материальных благ всегда приводит к краху. Евангельская притча о безумном богаче имеет ключ к ответу, объясняя, что человека портят не деньги, а любовь к ним. Все невзгоды и проблемы как раз от неверных решений относительно того изобилия, которым человек обладает, и эти решения могут стоить жизни, если не станут средством для достижения более высоких целей. Причина кроется только в отношении к материальным благам, становясь благословением для одних и проклятьем для других

За плечами у нас стоит смерть, и многое-многое из того, что мы делаем, погибнет после нас как ненужное, как тленное.

Но значит ли, что предупреждение Христово о смерти, стоящей за нашими плечами, должно нас испугать и лишить сил творческих? Нет, наоборот! Отцы церкви говорили: “ Имей постоянную память смертную”, – не в том смысле, чтобы мы этой смерти боялись и жили как бы под нависшей над нами тенью, а в том смысле, что только сознание, что жизнь может кончиться в любое мгновение, а всей жизни – сознание, что надо спешить делать добро, спешить жить так, чтобы, когда бы ни застигла нас смерть, она застигла нас в момент торжества жизни.

Мы можем всю жизнь так прожить напрасно: богатея, получая от Бога и от людей, и все запирая в новые и новые, все большие житницы. А может быть, мы живем так — или, вернее, можем так зажить, — чтобы все это приносило плод, плод в чужой любви и нашей благодарности? И тогда, когда придет Господь и скажет: Ты разрешаешься теперь от земных уз, ты отпускаешься на свободу, из времени в вечность, из ограниченности в полноту жизни — тогда будет с чем туда войти, тогда мы войдем, и за нами войдут дела, за нами войдут молитвы, и перед нами будет шествовать любовь, которую мы родили на земле.