Неделя Крестопоклонная

Неделя 3-я Великого поста

Сегодняшнее воскресенье — называется крестопоклонным, и вся эта седмица, которая простирается за ним, также носит название “крестопоклонная”. Во всех храмах выносится на середину крест, чтобы нас укрепить в нашем подвиге Великого поста, и напомнить, что его смысл – это добровольное принятие на себя вот этого малого страдания, когда мы отказываемся от какого-то рода пищи, тем самым несколько себя утесняя и, взирая на Крест Христов, мы должны размышлять, сколь много Он утеснил Себя. Будучи бессмертным Богом, он сошёл на землю, принял на себя человеческое естество, был предан ближайшим учеником, претерпел издевательства и умер за нас на кресте. И сделал Он это — по любви к нам, потому что таким образом Он хотел нас спасти. Причём спасти не против нашей воли, а предлагая каждому этот путь, о котором мы слышим в Евангелии: “Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною”.

А в другом месте Он даже сказал: “кто не берёт креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня”.
И таким образом начинается наше приближение к самой главной, к самой таинственной из всех тем нашей веры — теме распятия, страдания и смерти.
Итак, Господь говорит нам о том, что несение своего креста – является необходимым условием для того, чтобы человек мог быть учеником Христовым, мог быть христианином. Поэтому всем нам — надо обязательно представлять себе, что это значит: взять крест свой и следовать за Христом.

Некоторые из Его учеников сподобились такой же крестной смерти, как и Сам Господь. Но Господь, конечно, не обязывает всех нас — прямо взять и положить себе на плечи это орудие казни, подобное тому, на котором Он был распят, и искать себе такой же ужасной смерти, которую претерпел Он.

Можно сказать, что вся жизнь человеческая – это висение на кресте, начиная с рождения и до самой смерти. Крест – это наш дурной характер, наши страсти, которые мы не можем побороть и которые мучают нас (недаром слово “страсть” происходит от слова “страдание”). Крест – это и всяческая несправедливость к нам со стороны других людей. Одним словом, наш крест – это всё то, что надсаживает нам душу, отчего болит наша душа и что мы вынуждены терпеть. Но терпеть, именно осознавая, что это очень важное, очень нужное для нас, для нашего духовного исцеления, хотя и горькое, но лекарство. Как писал священноисповедник святитель Лука Войно-Ясенецкий: “Я полюбил страдания, так удивительно очищающие душу”.

Да, странное что-то происходит здесь с религией: вместо помощи — крест, вместо обещаний утешения, благополучия, уверенности: «Меня гнали, будут гнать и вас». И действительно, пока ждем мы от Бога вот только этой помощи, только чуда, которое убрало бы страдание из нашей жизни, — насмешки торжествуют. И будут торжествовать, ибо любая дешевая пилюля действительно лучше и скорей помогает от головной боли, чем молитва и религия. И не понять нам тайны креста, пока такой вот пилюли — неважно, для важного или незначительного, — ждем мы от религии. Пока это так, крест, несмотря на все золото, на все серебро, покрывшее его, остается тем, что еще на заре христианства сказал про него апостол Павел: «Для иудеев соблазн, а для эллинов безумие», в данном случае иудеи — это те, кто ждут от религии только помощи, а эллины — те, кто хотят от нее только разумного и гладкого объяснения всего. И в этом случае крест действительно — соблазн и безумие.

Но вот опять выносится крест, и вот опять приближается та единственная из всех недель, когда приглашает нас Церковь не столько размышлять и обсуждать, а молча и сосредоточенно следовать за каждым шагом Христа, за его медленным, необратимым приближением к страданию, к распятию и к смерти. Приглашает как бы принять этот крест. И вот что-то странное происходит с нами. С себя, со своих проблем, со своих трудностей и даже со своих страданий мы обращаем взор на другого, на этого молча скорбящего и страдающего Человека, в эту ночь ужаса, измены и одиночества, но и торжества, и любви, и победы.

Мы чувствуем, как уходит от нас эта дешевая и эгоистическая религия, которая все хочет чего-то только для себя, которая самого Бога заставляет служить себе! И становится ясно, духовно ясно, что она, религия, на деле, на глубине — о чем-то совсем другом. И что в конце ее не помощь и не облегчение, а радость и победа.
Вот о чем нам говорит Крест, вот почему мы можем сегодня поклоняться этому Кресту на полпути к Пасхе не с израненной душой, не с ужасом, а с такой светлой надеждой. Но, вместе с этим, почему мы должны последние недели Поста провести вдумчиво, пересмотреть жизнь еще раз, новый суд произнести над всеми ценностями нашими, над всеми наши оценками, и вступить на евангельский путь. Тогда и Крест, посреди храма стоящий, будет врачевством души моей, и крест, который я на плечах через всю жизнь нести должен, будет не просто законным наказанием, но познанием богословия и облегчением прегрешений.