Об Исцелении Бесноватого Отрока

10-я Неделя по Пятидесятнице

Некий человек обратился к Господу с просьбой исцелить его сына, который в новолуние беснуется и тяжко страдает, бросаясь то в огонь, то в воду. Он добавил при этом, что приводил его уже к ученикам Христовым, но те не могли исцелить его. Услышав, что ученики Его не могли исцелить страждущего, хотя Он и дал им власть над нечистыми духами, Господь воскликнул: «О род неверный! (не имеющий веры) и развращенный (не в смысле развратный, а в смысле: превратно чувствующий), доколе буду с вами? Доколе буду терпеть вас?»

K кому обращается Христос, говоря: «Маловеры» к иудеям, апостолам, народу или бесам? Бог обращается к нам…

То есть, предполагается, что сегодня мы — ученики Христа, Его апостолы, призванные своей жизнью свидетельствовать о Христе и творить Богову работу: исцелять, воскрешать, учить и пророчествовать.

Мы сами не очень ясно представляем, что такое чудо. Это наш каприз навязываемый Богу? А может быть, просто фокус? В то время как чудо — это просто реализация замысла Бога о мире, восстановление райской природы отношений между Богом, человеком и миром. Или кратковременное явление Рая на земле. Но отнюдь не фокусы или капризы. Для того чтобы вникать в этот замысел человеку нужно быть близким Богу. Близость к Отцу небесному достигается постом и молитвой.

Будем внимательны, сегодня существуют два великих обмана внутренней жизни православных христиан, не только возводящих стену между Богом и человеком, но и являющихся средством спрятаться от Него. Эти два обмана — ложное представление о посте и молитве. Когда на исповеди говорят, что нарушил пост, то в ста процентах случаев имеется в виду гастрономический аспект поста. Словно Богу нужен наш голод или, словно, Бог считает голод наилучшим способом воспитания. Голод и молитва — это как вилка и ложка при еде. А пища или суть поста в очищении и приближении к Богу.

Человек во время поста говорит сам себе: «Раз я собрался в Рай, то надо потренироваться побыть ангелом или райским жителем. Жил зверем, дай, хоть малость, поживу человеком. И чтобы не отяжелеть душе, не буду объедаться сверх меры, потому что обжорство бросает в мутный сон. Или не буду опиваться, потому что вино приводит к греху. Не буду время тратить на кино, а потрачу на любовь к ближним. Вместо кино пойду к другу в больницу, поработаю волонтером и вообще поучусь, как Христос нести крест любви». Богу не нужна колбаса и молоко, Ему нужны мы, чистые и светлые люди. Колбаса — это не сатанинский магнит порока и в молоке не гнездятся страсти, они живут в нашем сердце. Вот для очистки сердца и существует пост.

Вся наша культура церкви, учит человека общаться с Богом, в том числе и самостоятельно. Причем это общение должно происходить не только во время службы, но в каждую минуту жизни, так, чтобы каждое дыхание да хвалило Господа. Молитва — это не чтение. Молитва — это прямой диалог с Богом. Ему учат такие великие книги как Псалтырь. В Молитвослове всего за одной небольшой молитвой может стоять вся драма и весь опыт целой жизни великого подвижника веры. И мы, пропуская свой ум и душу через эти диалоги святых, сами начинаем входить в суть диалога. Молитва — это меньше всего буквы и книжки.

Слова Христа: «Род сей побеждается постом и молитвой» означает не то, что мы должны врезать побольней по свиному рылу сатаны или попытаться казнить его бессмертное естество, а в том, чтобы вернулись в объятия Бога. Придя к Нему, мы становимся недосягаемы для бесов. В этом суть победы.

Вспомним персонажа евангельской истории — отца больного мальчика, принявшего участие в исцеление несколько необычным способом: И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства; и многократно дух бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам. Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему. И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию.

Нам, ученикам Христа, предлагается увеличить веру постом и молитвой. Пусковым крючком к исцелению, стали летучие слова отца больного мальчика:

Верую, Господи! Помоги моему неверию!

Прошло две тысячи лет, а сердце вздрагивает, словно они сказаны сейчас нам на ухо. Ведь, сколько-нибудь я и верю. Знаю, Ты слышишь меня:

Господи, помоги и моему неверию!

Пусть это не кажется трудным. Вера не утяжеляет жизнь, прямо наоборот: человеку веровать так же легко, как Богу легко исцелять.